Экономисты оценили теорию «нефтяного сговора» против России

Экономисты оценили теорию «нефтяного сговора» против России

Представители российской власти в лице замглавы Совбеза Дмитрия Медведева сразу заподозрили картельный сговор, направленный против нашей страны. Однако отраслевые эксперты не спешат поддерживать политические версии произошедшего.

Большинство аналитиков уверены, что международные финансовые спекулянты действуют в собственных корыстных интересах, «воспользовавшись» для атаки на нефть общей ситуацией с пандемией. Правда, касаясь прогнозов, эксперты расходятся во мнениях: оптимисты, предполагая успехи в борьбе в коронавирусом, считают, что стоимость барреля к концу года способна оказаться в районе $50. Пессимисты уверены, что спрос на сырье будет расти крайне низкими темпами и стоимость «бочки» так и не превысит $25.

Аналогичный коллапс на международном нефтяном рынке наблюдался почти столетие назад. Только в 1930-х годах стоимость «черного золота» падала ниже $1 за баррель.

В 2020 году ситуация повторилась — даже не помогла новая сделка ОПЕК+ об ограничении производства сырья, в которой впервые приняли участие США, а также представители добывающих держав стран Латинской Америки.

Пандемия коронавируса и последующее снижение спроса на углеводороды привело к общемировому переполнению хранилищ. А сырье перестает что-то стоить, если его некуда вывозить и негде хранить.

Котировки нефти поздно вечером 20 апреля падали более чем на 300%. Биржевая стоимость уходила в отрицательную зону: за фьючерсы с поставками в начале лета приходилось даже приплачивать.

Паника на торговых площадках достигла точки кипения. Стоимость российского сорта Urals падала ниже $10: такого не было даже в кризисном 1998 году. В ситуации на международном энергетическом рынке замглавы Совбеза Дмитрий Медведев заподозрил картельный сговор. По его мнению, вполне возможно, он был направлен против России и согласован между США и Саудовской Аравией.

С этой точкой зрения не согласен партнер консалтинговой компании RusEnergy, экономист Михаил Крутихин. «В настоящий момент на глобальном рынке нефти идет война всех против всех. О заговорах исключительно против России со стороны Саудовской Аравии и США говорить не стоит. Каждая из добывающих стран тянет одеяло на себя, и никто не играет именно против Москвы. Большинство нефтедобывающих государств сбывают углеводороды по минимальным ценам, лишь бы сохранить хотя бы самую скромную прибыль», — поясняет эксперт.

Отраслевые аналитики не верят в конспирологическую версию развития событий. Как разъясняет руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев, фьючерс на товарную нефть всегда обладает сроком годности, который гарантирует поставку «черного золота» в определенные даты. В реальности он не привязан к настоящим производителям и покупателям сырья.

«Это «белые воротнички», которые сидят в удобном кресле и даже не обладают знаниями о химических производных сырья, на котором зарабатывают рекордные состояния. Фьючерс — всего лишь бумага, договор между покупателем и продавцом. В контракте прописаны цена, объем и марка нефти, а также срок поставки», — объясняет эксперт.

Между тем в документе зафиксированы условия возможной смены его держателя. Поставщик углеводородов не обязан знать, что смена покупателя происходит без предварительного согласия с ним — контрагент вправе продать договор в каждый момент с любым удобным ему покупателем. Другими словами, фьючерс является выгодным спекулятивным инструментом, заработать на котором способны люди, абсолютно далекие от непосредственного производства углеводородов.

«Например, вам нужен определенный объем нефти, но с поставками не в данный момент, а через шесть месяцев. Вместе с тем о цене сырья вы хотите договориться уже сейчас. Теоретически вы можете просто купить соответствующий контракт по сегодняшней цене и ожидать поставки, независимо от того, сколько будет стоить нефть через полгода», — говорит Разуваев.

Товарные фьючерсные контракты делятся на два типа — расчетные и поставочные. Расчетные торгуются исключительно по цене на момент возврата денег. Это самые распространенные условия сделок. Фьючерс Brent или WTI реализуется в виде стандартного контракта на разницу, поэтому между сторонами проводится только денежный расчет за виртуальный эквивалент, без поставки реального товара. Сумма расчета — разница между фиксированной ценой, указанной в контракте, и текущей стоимостью актива на момент закрытия сделки.

Поставочные контракты доступны только нефтяным компаниям, которые перерабатывают или перевозят нефть. Согласно статистике, сегодня лишь около 3% контрактов заканчивается реальной доставкой товара покупателю.

«Сейчас основная масса сделок по нефти на биржах осуществляются именно в форме расчетных фьючерсных контрактов. То есть торгуется не сама нефть, а ее биржевая стоимость. Ниже нуля цену на нефть опустили именно спекулянты. На рынках такое впервые. Можно сказать, финансисты умыли производственников», — ухмыляется старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Отрицательная котировка означает, что продавец фьючерса доплачивает покупателю: в итоге конечный держатель этого инструмента получает деньги, а в мае еще и получит нефть. Реальная поставка нефти марки WTI, если до нее дойдет дело, должна состояться на терминале Кушинг (штат Оклахома), ключевом американском нефтяном хабе, с 1 по 31 мая. Запасы нефти там за последнюю неделю выросли на 12%, до 55 млн баррелей, показывают данные Управления энергетической информации США.

Кстати, статистика торгов показывает, что по нулевой цене майского фьючерса WTI состоялось более 2 тыс. сделок. При цене минус $38 было зафиксировано несколько десятков сделок. Иными словами, даже при беспрецедентных отрицательных ценах совершалось немало транзакций.

Что же будет с ценой барреля дальше? Ничего хорошего, уверен Михаил Крутихин. «Перспективы глаз не радуют. Нефтяные котировки определяются спросом на сырье, который в настоящий момент находится на минимальных значениях, и до того момента, пока мир не справится с эпидемией коронавируса, поворота в положительную сторону ждать не стоит», — говорит аналитик. Но есть и иные мнения.

«Хочется оставаться оптимистом. Успехи в борьбе с коронавирусом принесут не только России, но всему миру экономический прорыв. Нефтяные котировки вырастут до $50 за баррель. Продолжение проблем на этом фронте будет продолжать топить нашу страну, как и всю мировую финансовую систему, в болоте кризиса, а нефтяные котировки еще не скоро превысят $25 за «бочку», — полагает Суверов.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.