Готовьтесь к худшему, надейтесь на лучшее

Готовьтесь к худшему, надейтесь на лучшее

Сбербанк ухудшил свои прогнозы по курсу рубля на 2019 год. И он не первый: последние месяцы пессимистичные настроения завладели и Банком России, который ожидает всплеска инфляции до двузначных значений, а также рейтинговым агентством Fitch, понизившим свой прогноз по росту российского ВВП, и многими другими ведомствами и компаниями.

На этом фоне прогнозы на 2020-й и последующие годы выглядят уж слишком оптимистичными. Что плохого случилось в этом году, что заставило аналитиков переписать прогнозы на наступающий 2019-й? И что произойдет потом, что изменит нашу жизнь к лучшему?
Замкнутый круг

Случилось многое. К новому, 2019 году Россия подошла, окруженная многими проблемами: санкции, налоги, снижение цен на нефть, угроза замедления глобального экономического роста. «Заметным фактором, который может повлиять на будущее экономики, являются курс национальной валюты, цены на нефть и снижение экспортно-импортной активности российских предприятий. Пока все эти факторы показывают негативную динамику», — говорит руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров.

«Российская экономика сейчас оказалась в некоем «замкнутом круге», когда один негативный фактор провоцирует следующий, — отмечает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. — Так, в частности, санкционное давление на Россию приводит к оттоку капитала с нашего рынка, что, в свою очередь, приводит к виткам девальвации рубля. А это, в свою очередь, влияет на ускорение инфляционных процессов, поскольку служит пусковым крючком для разгона роста цен на продукцию. В следующем году этот процесс будет усугубляться ужесточением налоговой политики в виде повышения ставки НДС с 18% до 20%, что неминуемо скажется и на ценах, и на падении покупательского спроса. Притом что в последние годы именно потребительский спрос является основным драйвером роста отечественной экономики. Помимо чисто экономических причин, промышленность, прежде всего обрабатывающие производства, испытывает серьезнейшее давление в виде прямых санкций».

Посмотрим на эти факторы более внимательно.
Слабеющий рубль: курс определяют санкции

Сбербанк ожидает курс рубля на уровне 65—70 рублей за доллар в 2019—2020 годах, и это хуже ожиданий стратегии до 2020 года, заявила вице-президент Сбербанка Екатерина Латыпова. Это второе ухудшение прогноза за год, в предыдущий раз это было сделано в августе, когда Сбербанк прогнозировал курс в 66,5 рубля за доллар в 2019 году и 67 рублей — в 2020-м.

«Наш прогноз курса рубля отражает уже реализовавшиеся риски, а также ожидаемый эффект от возобновления покупок в рамках бюджетного правила с начала следующего года», — пояснили порталу Банки.ру в пресс-службе Сбербанка. «Слабый рубль обусловлен в некоторых случаях санкциями, политической неопределенностью, это фактор, связанный с внешнеэкономической деятельностью, цены на нефть сейчас не такие плохие, но тем не менее у нас курс слабый», — поясняет заведующий лабораторией математического моделирования экономических процессов Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Андрей Полбин.

Риски дальнейшего снижения рубля остаются на довольно высоком уровне, считает глава департамента управления активами General Invest Денис Горев, поскольку сохраняются «основные факторы, ведущие к замедлению российской экономики, — снижение цен на энергоносители и рост санкционных рисков».

Есть еще один фактор, играющий против рубля, — это текущая политика ФРС, направленная на сжатие глобальной долларовой ликвидности. «В уходящем году это уже привело к значительному снижению валют практически всех развивающихся стран, а в 2019-м — планируется еще более масштабным», — говорит руководитель управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александр Головцов. Правда, по его мнению, движение курса будет плавным за счет регулирования объема валютных интервенций Центробанка для Минфина.

В итоге курс рубля может оказаться еще слабее, чем предсказывает Сбербанк. Если санкционная риторика будет усиливаться, то мы увидим ослабление рубля вплоть до 70—75 рублей за доллар, полагает руководитель отдела операций на финансовых рынках банка «Восточный» Константин Кочергин.
Инфляция: во всем виноват НДС

В минувшем сентябре Банк России повысил свой прогноз по инфляции: если раньше интервальный прогноз на этот год составлял 3,5—4%, то теперь — 3,8—4,2%. Куда хуже выглядит изменение прогноза на 2019 год: с прежних 4% до 5—5,5%. Более того, «возможен кратковременный всплеск инфляции до двузначных значений», уже предупредила Эльвира Набиуллина депутатов Госдумы.

То, что рост цен по итогам 2018 года превысит 3,4%, заложенные в прогнозе Минэкономразвития, уже признал глава ведомства Максим Орешкин. На днях про ускорение инфляции сообщил и Сбербанк. Если в своей стратегии банк прогнозировал инфляцию в 4,4% в 2019-м и 4% в 2020-м, то теперь в эти два года Сбербанк ожидает роста цен на 4—5% в год. «Ускорение инфляции в 2019 году объясняется ослаблением рубля и повышением НДС, — признают в пресс-службе Сбербанка. — При этом мы ожидаем что инфляция вернется на целевой уровень в 4% уже в 2020 году».

«С точки зрения налогов 2019 год обещает быть очень тяжелым, — говорит руководитель налоговой практики юридической фирмы «Клифф» Наталья Кордюкова. — Повышение НДС с 18% до 20% неизбежно поднимет цены. Введена обязанность ранее освобожденных от НДС сельхозпроизводителей облагать свой товар этим налогом, что дополнительно поднимет цены в сегменте продовольствия. Введена обязанность иностранных компаний, оказывающих электронные услуги юридическим лицам, становиться на учет по НДС и платить налог в России, что скажется на пользователях корпоративных хостингов, иностранных облачных сервисов и секторе IT в целом».

Помимо НДС, основными внутренними рисками будут также выступать уже объявленный рост тарифов ЖКХ и естественных монополий, добавляет аналитик ИФК «Солид» Вадим Кравчук. Александр Головцов приводит в качестве причин также сокращение урожая зерновых и падёж птицы.
ВВП: никогда такого не было, и вот опять

Экономическому росту в будущем году будут мешать и внешние факторы, и внутренние, причем последние во многом рукотворные, как, например, повышение налогов.

«Опасаться следует прежде всего новых коррекций на глобальных финансовых рынках, связанных с той же политикой ФРС, торговыми спорами США и КНР, торможением американской и китайской экономики или иными причинами», — перечисляет Головцов внешние факторы. «Угроза торговых войн между США и Китаем остается на повестке, несмотря на отсрочку в 90 дней, которая была предоставлена Пекину для выполнения условий Белого дома, — рассказывает Вадим Кравчук. — Протекционизм негативно отразится на темпах роста мировой экономики — прогнозы по США и Китаю из-за этого были ухудшены еще несколько месяцев назад».

Естественно, что любое замедление глобального роста незамедлительно сказывается на России. «На фоне торговой войны между США и Китаем и замедления темпов экономического роста КНР можно прогнозировать снижение потребления нефти в 2019 году, — говорит Кочергин. — Наше мнение базируется на отчетах ОПЕК, согласно которым произойдет снижение роста потребления нефти с 0,83% (в 2018 году против 2017-го) до 0,53% (в 2019 году против 2018-го). Кроме этого, будет наблюдаться и переизбыток предложения в случае сохранения рекордных уровней добычи основными странами-производителями: Россией, Саудовской Аравией и США. Вероятно, цена может снижаться до 40—50 долларов за баррель при увеличении уровней добычи, но в случае, например, полного запрета экспорта иранской нефти цена может вернуться на уровень 60—70 долларов за баррель».

К внешним факторам также можно отнести и санкции. «Разговоры о введении ограничений на банковский сектор и ОФЗ заметно стихли — есть вероятность, что наиболее негативного сценария удастся избежать, но вместо этого растет сопротивление «Северному потоку — 2», — приводит пример Вадим Кравчук. Кроме того, промышленность, прежде всего обрабатывающие производства, продолжит испытывать давление уже существующих санкций. «Первыми в списке таких «пострадавших» находятся предприятия сферы ОПК, против которых были введены и уже действуют санкции, запрещающие зарубежным компаниям импорт и экспорт в РФ товаров двойного назначения», — напоминает Антон Покатович.

К внутренним факторам, которые будут тормозить экономику в будущем году, относятся и налоги, о которых мы уже упоминали выше. Проблема ведь не ограничивается исключительно повышением НДС. «Вводятся правила налогообложения «самозанятых», то есть людей, участвующих в мелком собственном бизнесе с небольшим оборотом, — говорит Кордюкова. — Неоднозначно решен вопрос с акцизами на топливо и регулированием цен на бензин. Плюс к сказанному — повышение тарифов ЖКХ. То есть покупательская способность потребителей будет неизбежно снижена за счет необходимости платить больше за еду, ЖКХ и налоги. Довольно быстро бизнес это почувствует не столько через само повышение НДС, сколько косвенно через то, что у него стали меньше покупать. Бизнес B2C лишится клиентов, а бизнес B2B лишится тех, кто лишился клиентов ранее. Очевидно, что не всякий бизнес выдержит такое испытание».

Повышенная нагрузка на бизнес означает замедление темпов роста ВВП РФ, который, по оценкам ИФК «Солид», составит 1,2—1,3%, добавляет Вадим Кравчук. Денис Горев из General Invest настроен более пессимистично: вряд ли рост ВВП в 2019 году превысит 1%.

Все это в совокупности приводит к довольно грустным выводам. «Главным трендом в прогнозировании 2019 года является тезис о том, что экономика России исчерпала ресурсы роста и теперь может перейти к глубокой стагнации», — говорит Даниил Егоров из Dukascopy Bank SA. — Хотя что касается роста экономики в цифрах, то особой разницы — в 1% роста или в 1,3% — для экономики России нет. И то и другое является долгосрочной стагнацией». По мнению Егорова, говорить о настоящем экономическом росте в случае России можно при совершенно иных цифрах.

«Дело в том, что есть номинальный рост экономики, а есть эффективный, — поясняет он. — Так вот, эффективный рост экономики, который почувствуют на себе малый бизнес и физические лица, который позволит говорить о росте благосостояния, выглядит так: рост еврозоны плюс три процентных пункта. Согласно прогнозам, рост реального ВВП еврозоны в 2019 году составит 1,9%. Стало быть, 1,9% еврозоны плюс три пункта — получаем 4,9%».

Но очевидно, что в ближайшие годы ожидать такую динамику бессмысленно. Почему же прогнозы на 2020-й и последующие годы выглядят оптимистично?
2020-й: настанет ли светлое будущее?

Рейтинговое агентство Fitch, которое прогнозирует 1,5% роста ВВП в будущем году, уже в 2020-м рассчитывает увидеть 1,9%. Минэкономразвития считает, что в период до 2024 года рост ВВП будет составлять 2,7%, такие оценки представлены в прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года, опубликованном этой осенью. Банк России прогнозирует, что рост экономики в 2020 году ускорится до 1,8—2,3% по сравнению с 1,2—1,7% в 2019-м.

Что касается инфляции, то МЭР, как и Сбербанк и Fitch, вслед за Банком России полагает, что по итогам 2020 года инфляция вернется к целевым показателям в 4%.

«Улучшение прогнозов в 2020—2021 годах связано с двумя факторами, оба из которых являются, к сожалению, техническими, — говорит Денис Горев. — Первый фактор — особенность прогнозирования: как правило, прогнозы на ближайший год являются довольно точными, что же касается более дальних периодов, их аналитики обычно закладывают более «оптимистичными», отсюда и рост. Второй фактор — эффект низкой базы: если на ближайшие годы закладывается снижение или медленный рост, то на более дальних отрезках, как раз за счет низкой базы ближайших лет, возможен более быстрый рост. Фундаментальных же улучшений мы пока не ожидаем».

В качестве примера низкой базы можно привести все тот же эффект от повышения НДС с 18% до 20%. Однако у экономистов есть и другие факторы, побуждающие их ожидать более радужные цифры в недалеком будущем. Улучшение прогнозов связано также с ожиданием роста инвестиций в основной капитал (плюс 7,6% в 2020 году) и ожиданием роста числа занятых в экономике в связи с повышением пенсионного возраста, считает директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев.

«Улучшение прогнозов на этот период со стороны некоторых экспертов, вероятно, основано на уменьшении давления со стороны Запада, так как многие ограничения из тех, которые могли быть введены, уже действуют, а оставшиеся меры негативно отразятся на зарубежных инвесторах, поэтому вряд ли будут рассматриваться в качестве основного варианта, — полагает Вадим Кравчук из ИФК «Солид». — Помимо этого, Банк России продолжит придерживаться умеренно жесткого курса в монетарной политике, что будет сдерживать инфляцию».

«Есть надежда на появление позитивного эффекта от инвестиционных проектов (в основном это национальные проекты из майских указов), как чисто бюджетных, так и планируемых в сотрудничестве государства с частными компаниями», — добавляет Александр Головцов.

Но все это вряд ли приведет к существенному росту. «Да, статистика покажет увеличение ВВП — но только номинального, к сожалению, — говорит директор Высшей школы финансовых технологий Финансового университета Дмитрий Трофимов. — При проводимой до сих пор экономической политике нет никаких оснований ожидать в ближайшем будущем улучшения реальных показателей экономики. Так что я не вижу оснований для оптимизма с 2020 года».
Есть еще один момент, который оказался вне фокуса внимания аналитиков, пишущих оптимистические прогнозы. «Подавляющее большинство прогнозистов не учитывает риск экономического спада в США, вероятность которого к 2020—2021 годам, по нашей оценке, превысит 50%, — говорит Головцов. — Так что консенсус на 2019-й вполне может оказаться слишком пессимистичным, а на следующие два года — наоборот».

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.