Коллективный портрет бастующих предприятий Белоруссии: «Сидят на шее у России»

Коллективный портрет бастующих предприятий Белоруссии: «Сидят на шее у России»

В пятницу, в день объявления официальных итогов президентских выборов, количество бастующих предприятий в Белоруссии заметно расширилось. Временно приостановили работу гиганты нефтехимии «Нафтан» и «Полимир», МАЗ, МЗКТ, МТЗ, «Белшина», «Милавица» и десятки других крупных предприятий. И хотя все эти хозяйствующие субъекты разные, кое-что общее у бастующих белорусских предприятий есть. «МК» с помощью экспертов составил их коллективный портрет.

Акциями протеста охвачена вся страна. Не везде забастовки носят бессрочный характер, местами это просто собрание работников на один-два часа с выдвижением требований руководству страны. Характерно, что ни на одном из бастующих предприятий не выдвигаются экономические требования (повышение зарплат и т.д.), требования носят исключительно политический характер: прекращение избиений мирных граждан и проведение честных выборов. Еще одна важна характеристика забастовок — у них нет организаторов, это исключительно самоорганизация работников. Организаторам забастовочного движения неоткуда взяться, независимые профсоюзы в стране были разогнаны более 20 лет назад.

Лидерами протестов стали работники крупнейших предприятий Белоруссии – БелАЗа, МАЗа, МТЗ, БМЗ. Что из себя представляют эти структуры?

Белорусский автомобильный завод (БелАЗ) находится в Жодино. Единственный в СНГ производитель карьерной техники, выпускает также самосвалы, тягачи, бульдозеры. Его обороты – около $1 млрд в год. 95% продукции – идет на экспорт, причем 65% — в Россию.

Минский автозавод (МАЗ) выпускает большегрузные автомобили, автобусы, троллейбусы, прицепную технику. Годовой оборот — свыше 1 млрд рублей, при этом открытая финансовая отчетность за предыдущие 6 лет фиксирует убытки предприятия. Скажем, в 2014-2015 годах они составляли $210 млн.

Минский тракторный завод (МТЗ) входит в десятку крупнейших производителей сельхозтехники в мире. По данным самого предприятия, ему принадлежит 8-10% мирового рынка колесных тракторов. Другое дело, что вся эта доля (до 90% экспорта) идет в страны СНГ. Ну а главный получатель минских тракторов, естественно, Россия – на нее приходится 66% поставок предприятия.

Белорусский металлургический завод (БМЗ) расположен в Жлобино, считается национальным достоянием республики Беларусь. Производит продукцию черной металлургии, насчитывает 11 тыс работников. Является собственностью Минпромторга Белоруссии, имеет годовой оборот в 3,7 млрд рублей. При этом открытая отчетность также демонстрирует чистые убытки предприятия: 147-165 млн рублей в 2017-18 годах. Имеет высокую долговую нагрузку – 2,2 млрд руб. Кредиты и ссуды получены в основном от банков, контролируемых государством. Экспорт, если верить данным самого завода, поступает в 66 стран мира. Но рейтинг его импортеров опять же с большим отрывом возглавляет Россия.

«Если говорить о портрете бастующих предприятий, подавляющее большинство из них — это госпредприятия: либо в форме унитарных госпредприятий, либо в форме АО, в которых государству принадлежит 90-100%. Иностранного капитала, включая российского, в большинстве предприятий нет, — рассказал «МК» базирующийся в Минске Вадим Иосуб, старший аналитик «Альпари Евразия», — В то же время, многие из них ориентированы на экспорт в Россию. Однако, забастовки не означают остановку отгрузки продукции. Складские запасы в стране в среднем достигают 80% месячного производства, хотя от предприятия к предприятию ситуация может отличаться. Это означает, что даже при остановке производства, предприятия в среднем могут около месяца отгружать свою продукцию со складов».

«Все эти заводы сидят на шее у России, куда в огромных объемах идет производимая здесь техника, которую больше никто в мире не покупает, — «МАЗы», «БелАЗы», тракторы, станки, — говорит доцент НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук Андрей Суздальцев. – Не случайно каждый год в товарообороте Беларуси с нашей страной образуется отрицательное сальдо на $6–7 млрд, поскольку товаров из РФ импортируется больше — энергоносители, черные металлы, запчасти». Эксперт называет такую модель хозяйственных связей иждивенческой со стороны Лукашенко. «Минск, требуя максимально открыть для себя российский рынок и получая наше сырье по минимальным ценам, всячески — за счет множества таможенных ограничений и тарифов — перекрывает кислород российской продукции», — пояснил наш собеседник.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.