Микрофинансовые организации признали паразитами

Микрофинансовые организации признали паразитами

Отечественные взыскатели на специально созванной конференции решали, что им делать после принятия весной 2016 года антиколлекторского законопроекта «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов». Несмотря на то что их права существенно ограничат, пациент оказался «скорее жив». Глава Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Алексей Саватюгин выдал по этому поводу запоминающийся афоризм: «Все будет не так плохо, как могло бы быть». Наверняка многие про себя подумали: «К сожалению».

Страна в отношении коллекторов разделилась на два неравных лагеря. Большинство выступает за полный запрет деятельности коллекторов, считая их чуть ли не исчадием ада. Лучше всех позицию таких людей сформулировал депутат от ЛДПР Вадим Деньгин: «Мы сами взрастили чудовище, которое насилует и убивает наших граждан». Такие, как он, считают, что если кто-то что-то просрочил, то пусть кредитор обращается в суд, а не перепродает долги третьим лицам.

Другая часть — конечно, это представители финансового сектора, чиновники и поддерживающие их единороссы — предлагает коллекторов оставить, максимально осложнив им жизнь. Именно такова идеология принятого в первом чтении законопроекта, содержащего серьезные ограничения.

Так, со следующего года коллекторские агентства будут заноситься в государственный реестр. Уполномоченный орган пока не определен. Инсайдер говорит о том, что скорее всего это будет Федеральная служба судебных приставов.

Более логичным было бы, чтобы надзором занимался ЦБ, но его руководство заняло двоякую позицию. С одной стороны, Банк России не признает коллекторов в качестве участников финансового рынка, а с другой — допускает аутсорсинговые услуги по взысканию. Как бы то ни было, в ЦБ не желают брать на себя еще одну «головную боль».

Кроме того, документ устанавливает ряд препятствий для входа на рынок: размер чистых активов агентства должен быть не менее 10 млн руб. и на такую же сумму заключен договор обязательного страхования ответственности. Это должно отсечь небольшие коллекторские структуры.

Плюс должнику предоставляется право через три месяца с даты возникновения просрочки исполнения обязательства отказаться от общения с кредитором или делать это через своего адвоката. Устанавливается максимальное количество звонков, SMS должнику в течение дня, недели, месяца.

Сейчас взыскатели озаботились, не исчезнут ли они с рынка вообще, и скорее всего ко второму чтению постараются смягчить некоторые нормы. Например, отказ от общения со взыскателем должник должен будет заверить нотариально. Это опять расходы и ненужная волокита. После того как будет вынесено судебное решение по долгу, отказ будет аннулирован, и коллектор опять получит право доставать должника. При этом может быть детализирован сам факт телефонного звонка: то есть это не простое соединение, как подразумевается в законопроекте, а «обсуждение всех ключевых этапов переговоров».

Еще с одним неоднозначным предложением выступил на конференции сенатор Олег Казаковцев, разработчик альтернативного законопроекта «О коллекторской деятельности». Он предложил запретить в России микрофинансовые организации (МФО). Логика такая. Криминальные проблемы возникают в основном с теми коллекторами, которые занимаются вышибанием денег, выданных МФО. По ним «тело» основного долга может быть равно 5 тыс. рублям, а набежавшие проценты — 150 тыс.

По действующему законодательству у МФО самые высокие процентные ставки, достигающие до 1000% годовых. У банков средневзвешенная ставка, устанавливаемая ЦБ, даже близко не сопоставима с этим показателем, так же как и объем выданных беззалоговых займов. У МФО в денежном выражении это десятые доли процента.

В результате образовался целый класс паразитирующих раньте. Один из них в кулуарах похвастался, что в некоем регионе ему за год-полтора удалось «подсадить» на кредиторскую иглу 300 пенсионеров. «Они взяли по 5–10 тыс. рублей и не смогли вовремя расплатиться, — рассказал финансист. — Я обратился в суд, выиграл, и теперь люди автоматом платят мне ежемесячно со своих пенсий по нескольку тысяч рублей». Не сложно подсчитать, что этот человек на людском несчастье зарабатывает около 1 млн рублей в месяц. Пенсионеры же, учитывая кошмарные проценты, фактически оказались в пожизненной кабале.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.