«Откат не влез бы в папку»

«Откат не влез бы в папку»

Суд приступил к рассмотрению дела экс-заместителя директора ФСИН России Олега Коршунова по существу. Его обвиняют в хищении 263 миллионов рублей при производстве обуви для заключенных и сотрудников пенитенциарной системы
В Гагаринском суде столицы началось рассмотрение по существу дела бывшего замглавы ФСИН Олега Коршунова, который обвиняется в хищении более 263 млн руб. Деньги, согласно версии следствия, были похищены при производстве обуви для нужд тюремного ведомства.

Вместе с коршуновым на скамье подсудимых также оказался экс-руководитель подведомственного ФСИН производственного предприятия Виталий Морусов.

Прокурор в своем обвинительном заключении заявил, что обвиняемые вступили в преступный сговор с целью хищения бюджетных средств. В рамках реализации задуманного они наладили в колониях производство обуви для заключенных и сотрудников ФСИН. Чтобы обеспечить спрос Коршунов выпустил распоряжение, которым обязал территориальные подразделения ФСИН закупать обувь исключительно у предприятия Морусова, которое и занималось ее выпуском в рамках разработанной схемы.

В рамках заключенных госконтрактов ФСИН получила почти 400 млн руб., более 263 млн из которых были перечислены на счета компаний еще одного фигуранта дела Смбата Арутюняна. В ФСБ и СКР считают, что при производстве обуви использовалась не кожа, а более дешевые материалы, в связи с чем называют данную сумму похищенной.

Лично Олегу Коршунову, по версии следствия, махинации принесли порядка €300 тыс. Именно такую сумму, по признанию Смбата Арутюняна, он передал в виде благодарности замглаве ФСИН.

Сам Арутюнян, заключил сделку со следствием, в связи с чем дело в отношении него было выделено в отдельное производство. Его рассмотрение, как ожидается, состоится после дачи обвиняемым показаний против Коршунова в рамках начавшегося процесса.

Коршунов и Морусов категорически отрицают предъявленные обвинения. Коршунов, выступая в суде, отметил, что дело против него построено на одних лишь показаниях Арутюняна и состоит из сплошных противоречий. Подсудимый настаивает на том, что не лоббировал интересы ТПК. Он утверждает, что еще в 2014 году получил задание от главы ФСИН Геннадия Корниенко, о «проработке этого вопроса» о создании «государственно-частного партнерства по производству форменной одежды и обуви» на базе пенитенциарных учреждений страны. Коршунов отмечает, что в то время, когда было якобы совершено инкриминируемое ему преступление, за производство во ФСИН отвечал другой замдиректора — Олег Симченков, которого следователи привлекать к уголовной ответственности не стали. Примечательно, что во главе ФГУП ППД в период предполагаемых нарушений также стоял другой человек. Руководителем предприятия был вовсе оказавшийся на скамье подсудимых Виталий Морусов, а Сергей Томашев, чья персона также не вызывала интереса у следователей.

Как отмечает подсудимый платить ему откат было просто не за что, поскольку он никак не касался тех сфер работы ведомства, которые были бы полезны участникам «обувной» схемы.

Факт передачи денег осенью 2016 года, который подробно описал в своих показаниях Арутюнян, Коршунов считает откровенной ложью, за которую бизнесмен был отпущен из-под стражи.

Бывший замглавы ФСИН указывает на то, что дать ему взятку в личном кабинете Арутюнян попросту не мог, из-за введенных в ведомстве требований взять помещения под стражу руководителя Александра Реймера. Так, указывает он, с целью избежать провокаций к руководящим сотрудникам ведомства не пропускали с портфелями и объемными папками без досмотра. При этом, как заявил Арутюнян следователям, деньги Коршнунову он передал в папке формата А4. Кроме того, указывает экс-чиновник, будь слова Арутюняна правдой, следствие и ФСБ не стали бы тянуть с задержанием целый год.

Кроме того, Коршунов говорит о еще одной причине считать предъявленные ему обвинения абсурдными. Он отмечает, что якобы бракованная обувь была поставлена десяткам тысяч людей по всей стране, но при этом жалоб на ее качество ни от кого так и не поступило.

На момент возбуждения дела вся обувь уже была сношена и списана, а потому утверждать, что вся она была неудовлетворительного качества попросту невозможно.

Не исключено, что доводы экс-чиновника будут звучать еще убедительнее после ареста двух оперативников ФСБ, занимавшихся, в том числе, и расследованием его дела. В разработке у подозреваемых офицеров была именно тюремная служба. Есть информация, что сослуживцы лично участвовали во всех последних громких разоблачениях во ФСИН. Стоит отметить, что они находились в составе группы, расследовавшей дело бывшего директора ведомства Александра Реймера, которому дали восемь лет тюрьмы за многомиллиардные махинации с электронными браслетами.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.