В Катар и обратно: часть госпакета «Роснефти» может вернуться в Россию

В Катар и обратно: часть госпакета «Роснефти» может вернуться в Россию

Сделка по продаже 19,5% «Роснефти» консорциуму QIA и нефтетрейдера Glencore включает опцион на обратный выкуп минимум части пакета. Но участники сделки это не подтверждают.Сделка, в рамках которой консорциум суверенного фонда Катара (QIA) и нефтетрейдер Glencore приобрели 19,5% «Роснефти» у «Роснефтегаза» за €10,2 млрд, предусматривает опцию обратного выкупа как минимум части пакета QIA. Включение в сделку этого условия обсуждалось с участием президента России Владимира Путина и эмира Катара Тамима бен Хамада Аль Тани, утверждают источники WSJ. Срок действия соглашения об обратном выкупе акций — до десяти лет.

Оба участника консорциума не подтверждают факт негласного соглашения об обратном выкупе. «Сделка не включает опцию или соглашение с «Роснефтью», «Роснефтегазом» или российским государством относительно выкупа пакета или части пакета, приобретенного консорциумом», — заявили WSJ в Glencore. «Консорциум самостоятельно контролирует вопросы, связанные с будущим владением этими акциями», — ответили в QIA. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал некорректными рассуждения о возможности выкупа акций «Роснефти» у Катара, пишет ТАСС. «Подобные эвентуальные рассуждения не считаем возможными и корректными» , — сказал он, отвечая на вопрос, может ли возникнуть ситуация, когда Россия будет вынуждена выкупить обратно акции «Роснефти» в связи с ситуацией вокруг Катара.

«Вы знаете, это нужно обращаться в «Роснефть», — сказал Песков журналистам, отвечая на вопрос, есть ли право у России, по условиям сделки, выкупить эти акции обратно. На момент публикации заметки пресс-служба «Роснефти» пока не ответила на запрос Forbes.

Источник «Интерфакса», близкий к «Роснефти», назвал информацию об опционе на обратный выкуп слухами, не соответствующими действительности. Другой собеседник агентства, знакомый с параметрами прошлогодней сделки, добавил, что у консорциума есть обязательство не продавать пакет в течение определенного периода (его временные границы он не уточнил).

В декабре 2016 года консорциум катарского фонда QIA и компании Glencore купил 19,5% акций «Роснефти». После завершения сделки структура акционеров «Роснефти» выглядит следующим образом: 50% плюс тремя акциями нефтяной компании владеет «Роснефтегаз» (принадлежит государству), 19,75% — у BP, Glencore и катарский фонд получили по 9,75% акций компании. Glencore благодаря сотрудничеству с «Роснефтью» входит в список крупнейших покупателей российской нефти по версии Forbes.

В конце мая, в кулуарах встречи ОПЕК в Вене катарский министр нефти Мухаммед бен Салех ас-Сада рассказал в интервью RNS, что страна готова инвестировать в любые проекты «Роснефти». Катар «абсолютно счастлив» благодаря партнерским отношениям с «Роснефтью», заявил министр. 5 июня три страны Персидского залива — Бахрейн, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, а также Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы и Маврикий уже объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Они обвинили правительство в поддержке терроризма и дестабилизации положения в арабских странах.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.