Зарплатный паралич

Зарплатный паралич

Зарплаты перестали расти не только в России, но и в развитых странах мира. В России это объясняют стагнацией. Но даже там, где экономика растет, это не отражается на кошельках большинства людей.

С начала 2013 года рост реальных зарплат в США составляет около 2% в год. А ведь раньше, до кризиса 2008—2009 годов, ежегодный прирост достигал 4%, а в 1970-е и начале 1980-х доходил до 7—9%. Что пошло не так? И чего ожидать в будущем тем, кто живет на одну зарплату? У экономистов мало оптимизма. Более того, если «очистить» текущий рост доходов от статистической уравниловки, то окажется, что ситуация еще печальнее. На то есть две причины.
Нефтяная лихорадка

Первая причина — инфляция. Номинально заработные платы растут (и в России, кстати, тоже), только вот с учетом инфляции их рост практически сходит на нет. Даже в самой развитой экономике мира, в США, в июне 2018 года реальные заработные платы выросли в годовом выражении на 1,95%. Притом что годовой рост экономики в том же июне достиг 4,1% (по данным Бюро экономического анализа США). Это рекорд за последние 13 лет.

В еврозоне ситуация куда более плачевная. При росте номинальных зарплат на 1,8% инфляция составляет 2,1%. В июне проблема зарплат, которые не растут, даже стала темой обсуждения на заседании ЕЦБ.

Последние исследования экономистов показывают, что главная проблема стагнирующих зарплат — именно высокая инфляция. Но почему растут цены? Главной причиной инфляции является рост цен на нефть и другое сырье. Исследователь Кристин Форбс из Массачусетского технологического института говорит о том, что за последние десять лет на инфляцию в стране куда в меньшей степени стало влиять состояние национальных экономик и куда в большей — глобальный спад и динамика сырьевых цен. Кстати, если вернуться к еврозоне, то ВВП по итогам первого полугодия 2018-го там вырос всего на 0,4% — при инфляции, напомним, 2,1%. Это самый высокий уровень инфляции с декабря 2012 года. И наибольший вклад в рост цен внесли именно энергоресурсы.

Связь инфляции и сырьевых цен была хорошо видна во время последнего кризиса. Цена на нефть марки Brent упала со 110 долларов за баррель в середине 2014 года до 30 долларов и ниже в январе 2016-го. Одновременно упала и инфляция. Причем в Европе она в определенные периоды даже уходила ниже нуля. Экономисты в то время очень беспокоились, как бы дефляционная спираль не утянула вниз всю глобальную экономику. Но для тех, кто живет на зарплату, такое падение цен оказалось благом: их доходы в реальном выражении выросли в среднем на 2%.

За минувшие два с половиной года заработные платы номинально повышались, но цена на нефть, выросшая до 75 долларов за баррель, тянет за собой и инфляцию. В итоге глобальный экономический рост, который начался в 2017 году, пока проходит незамеченным для людей, живущих на одну зарплату.

Но есть и другая причина.
Зачем платить больше?

Вторая причина — то, что сами по себе номинальные зарплаты растут весьма медленно, не имея возможности существенно обогнать инфляцию. Почему они медленно растут? Потому что работодатели не хотят их повышать. Ответ не настолько смешон, как может показаться.

Казалось бы, есть чему удивиться. Сегодня средний уровень безработицы в развитых странах составляет всего лишь 5,3% — это ниже, чем было до кризиса десятилетней давности. В США и вовсе безработица в июле составила 3,9% — самый низкий показатель почти за 20 лет. Но рост зарплат при этом на том же уровне, что и пять лет назад. Почему так происходит?

С одной стороны, экономисты кивают на производительность труда. По закону рынка зарплаты должны расти с повышением производительности труда. А она до недавнего времени росла крайне медленно по всему миру. Например, в США в I квартале этого года производительность труда выросла всего на 0,4%. Правда, возможно, в ближайшем будущем ситуация исправится: если верить прогнозам, Америку ожидает экономический скачок, что должно отразиться и на показателях роста производительности труда. В Великобритании производительность труда растет самыми быстрыми темпами за последние 12 лет.

Впрочем, старые законы перестают работать и здесь. В последние годы заработные платы растут медленнее, чем производительность. Это можно увидеть по такому показателю, как доли труда и капитала в совокупном продукте. В период с 1970 по 2015 год доля труда в совокупном продукте сократилась с 55% до 51%, свидетельствуют данные МВФ. На оплату труда уходит все меньшая доля прибыли компании. Почему? Среди причин — падение роли профсоюзов, рост офшоринга и аутсорсинга, а также — в последние годы — появление на бизнес-небосклоне суперзвезд: компаний уровня Google, которые имеют низкие затраты на рабочую силу по сравнению с астрономической прибылью.

Что же можно было бы сделать? Ну, например, повысить ту самую производительность, о которой мы уже говорили. Ведь на самом деле рост производительности — ответственность не только самих работников. Не в меньшей степени ее рост определяется инвестициями в основной капитал. После снижения налогов в конце прошлого года в США ожидался приток инвестиций в капитал. Но вместо этого рынок увидел бум при выкупе акций, то есть деньги пошли не на развитие и не на рост производительности, который должен был в будущем отразиться и на зарплатах, а в карманы топ-менеджеров.

Но как же заставить расти заработные платы? Надеяться на то, что рынок труда продолжит и дальше сжиматься, безработица и дальше будет падать? Даже это может не сработать. Глава Резервного банка Австралии Филип Лоуи этим летом поделился с журналистами историей: он участвовал в беседе с руководителями компаний, которые жаловались ему, что все труднее найти адекватные кадры. Когда же Лоуи спросил их, почему бы не предложить более высокую зарплату, может, так было бы легче найти нужных людей, они посмотрели на главу австралийского ЦБ, как на сумасшедшего. И с легкой снисходительностью прочитали ему лекцию о том, каким высококонкурентным стал этот мир.

Этот мир не для вас

Проблема на самом деле серьезнее, чем кажется. Да, во время последнего кризиса мы увидели скачок в росте реальных доходов. Но если снивелировать все эти небольшие взлеты и падения, то окажется, что покупательная способность американских зарплат не изменилась за последние 45 лет! Средняя ставка за час сегодня — 23,68 доллара, это ровно столько же для потребителя, сколько и средняя часовая ставка в 1973 году — 4,03 доллара.

В реальности рост зарплат сильно зависит от размера этих зарплат. Бюро трудовой статистики США подсчитало, как растут в реальном выражении зарплаты с 2000 года. Для 10% самых низких зарплат в США среднегодовой рост составил 3%, для нижних 25% — уже 4,3%. Но вот для тех, кто получал 10% самых высоких зарплат, расклад уже другой: среднегодовой прирост составил 15,7%. То есть в пять раз выше, чем у 10% самых низких.

И ответа, как можно изменить эту ситуацию, на данный момент нет.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.