«Лукашенко погрузился в глубокий шок»

«Лукашенко погрузился в глубокий шок»

После встречи с госсекретарем США Майком Помпео для президента Александра Лукашенко наступил «момент истины», как он сам выразился. Глава Белоруссии намерен встретиться с российским коллегой Владимиром Путиным для решающего разговора. Сколько таких встреч и бесед тет-а-тет было за историю Союзного государства — и не сосчитать. И все они заканчивались заверениями в вечной дружбе, рукопожатиями и новыми планами. Но сейчас ситуация не выглядит столь же безоблачной. Во-первых, нефтяной конфликт слишком затянулся: обычно он завершался накануне Нового года. Во-вторых, Батька впервые столь откровенно взял в союзники в противостоянии с Россией западных партнеров. Удастся ли ему и в этот раз «не мытьем, так катаньем» выбить преференции для своей страны? И как долго может продолжаться эта история «союзного шантажа»?

С чем связано нынешнее обострение и чем оно может закончиться, «МК» выяснил у политолога Андрея СУЗДАЛЬЦЕВА.

— Андрей Иванович, насколько серьезным является конфликт между Россией и Белоруссией из-за цен на энергоресурсы? И какой эффект он может произвести на судьбу Союзного государства и ЕАЭС?

— Союзное государство создавалось на основе баланса интересов. В начале 1990-х годов Москва была серьезно обеспокоена военно-стратегической безопасностью на своих западных рубежах, функционированием нефтепровода «Дружба» и переживала за судьбу русской диаспоры, которой угрожали проведением политики, аналогичной той, что тогда осуществлялась в Прибалтике. Минск же большую часть денег зарабатывал благодаря продаже на Запад нефтепродуктов, вырабатываемых из российской нефти, и калия, а все остальное он поставлял в Россию. Поэтому Белоруссия была крайне заинтересована в доступе на российский рынок на льготных условиях и получении скидок на нефть. И при этом Минск всегда закрывал свой рынок для российских товаров, потому что боялся, что утонет в продукции из соседней страны. Сегодня действует 18 тарифных ограничений — это мировой рекорд.

В реальности никакой интеграции не было. За все время существования Союзного государства было выполнено только 10% из того, что изначально планировалось. Фактически речь идет о том, что белорусы получили возможность без проблем работать в России, получать здесь вид на жительство, медицинское обеспечение и так далее. При этом россияне такими возможностями в Белоруссии не пользуются, лишь небольшая часть из них ездит в соседнюю страну на отдых. В России же работают не меньше 700 тысяч белорусов.

— То есть союз получился таким однобоким?

— Со временем в Союзном государстве начал доминировать дотационный характер отношений. Постоянно идут торги вокруг цен на нефть и газ, выделения дотаций, социальных пакетов и так далее. Все это подсчитывается. На 1 января 2020 года общая сумма дотаций, которые Минск получил от Москвы, составила 133 миллиарда долларов. При этом Белоруссия проводила зачастую антироссийскую политику. Минск не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, не хочет признавать Крым частью России, поддерживает Киев в войне на Донбассе и так далее. Александр Лукашенко обещал признать Абхазию и Южную Осетию, но выкатил огромный счет за это. Кроме того, были аннулированы соглашения по размещению российской базы ВКС в Белоруссии. Причем теперь Лукашенко доказывает, что Москве она вообще была не нужна. Что странно, потому что в Москве, наверное, лучше знают. База была нужна, поскольку она брала под контроль базу США в Польше. Зато после начала санкционной войны между Россией и Западом в Белоруссии появилась развитая отрасль по обеспечению контрабанды из Европы в Москву и другие российские города. Минск уже 5 лет снабжает европейскую «запрещенку» своими документами. А вершиной стало то, что Лукашенко открыл свою страну для граждан 80 стран — и теперь они могут использовать безвизовый режим с Минском для того, чтобы попасть в Россию.

— Но это же продолжалось не один год. Почему обострение случилось именно сейчас?

— За время существования Союзного государства в Белоруссии выросли два поколения людей, которые относятся к России иждивенчески. Но у Москвы закончилось терпение, и она заявила, что в дальнейшем дотации будут предоставляться только в обмен на интеграцию. Россия готова не обращать внимания на внешнюю политику Минска, но она ждет от него экономических подвижек. В частности, совместно с белорусами была разработана 31 «дорожная карта» экономической интеграции. Со скандалом, но Минск все-таки утвердил все «карты», кроме четырех. За бортом оказались нефть, газ, налогообложение и создание единой валюты.

Лукашенко готов подписать документы, но требует аванс. В частности, он настаивает на том, чтобы полностью компенсировать ущерб от российского налогового маневра, который заменяет экспортную пошлину на налог на добычу нефти и газа. Но российские компании пользуются льготами на территории своей страны, Лукашенко же хочет такие же условия для своих фирм. Москва не против, но желает, чтобы сначала Минск привел свое налоговое законодательство в соответствие с российским. Белоруссия против. Между тем Минск покупает газ за 129 долларов за тысячу кубов, а продает его своему населению за 270–300 долларов. Неизвестно, куда уходит разница. Судя по всему, кто-то в Белоруссии спекулирует.

Еще одним условием Лукашенко стало снятие всех ограничений на поставку белорусских товаров в Россию. В том числе тех, что явно являются контрабандой… Каждый раз, когда Москва берется за интеграционные процессы, Лукашенко требует чего-то подобного. Причем он сначала получает аванс, а потом уклоняется от выполнения взятых на себя обязательств. В этот раз он хотел поступить так же, но не вышло. Его предупредили, что в случае интеграционных программ дотации начнут выделять по принципу «сделал — получил».

— Почему президент Белоруссии уверен, что Москва пойдет у него на поводу?

— Лукашенко очень высоко оценивает свою роль в истории человечества. Кроме того, ему кажется, что Белоруссия занимает особенное место в геополитике. В связи с этим он уверен, что Москва в очередной раз должна пасть перед ним. Когда же ему заявили, что Россия готова сделать скидку на нефть в 83% от мировой цены, его это крайне возмутило. Вся его демагогия, которую он разводил 20 лет, быстро свелась к тому, что есть нефть — есть братство народов, а нет нефти — и братства тоже нет.

Теперь Белоруссия ищет альтернативу российской нефти. Так никто же не против. Если найдут дешевле, пусть покупают. Но даже США отказались тратить на Белоруссию 6 миллиардов долларов в год, оставив эту почетную обязанность России. Посмотрим, как Лукашенко переварит визит госсекретаря США Майка Помпео, последние 2 месяца его страна почти не получала нефть из России, а для республики это вопрос выживания. Время на размышление заканчивается.

Скоро в Белоруссии выборы. Не секрет, что в стране лидером должен быть тот человек, который способен наиболее эффективно решать вопросы с Москвой. При этом Лукашенко уже который год оказывается полностью бессилен. Конечно, он обращается к Президенту России Владимиру Путину на «ты», не стесняется брезгливо о нем отзываться и так далее. Но пока Москва не бежит к нему с дарами. В частности, Лукашенко жаловался на это госсекретарю Майку Помпео…

— А России выгодно, чтобы Лукашенко вновь стал президентом?

— Нет. Россия заинтересована в том, чтобы Белоруссия продолжала существовать в качестве суверенного государства между Россией и Польшей. Москва всегда готова ее поддержать, но содержать ее готова только при условии интеграции. Лукашенко никогда на это не согласится, потому что он относится к России как к колонии. Кроме того, Украина произвела на него огромное впечатление. Когда Москва отдала Киеву 3 миллиарда долларов, он погрузился в глубокий шок — почему им дали, а ему нет. Лукашенко рассчитывал на то, что Россия в результате санкций окажется в изоляции — и Белоруссия станет ее единственным «окном в мир». В СМИ даже стали преподносить Минск как своего рода прихожую в Европу. В свою очередь, Лукашенко собирался командовать Россией через пост главы Госсовета Союзного государства. С точки зрения президента Белоруссии, русские — это варвары, которые ни на что не способны. Даже Петр Порошенко никогда не опускался до критики личности Путина. Он никогда не обращался к нему на «ты», не вытирал об него ноги и так далее. С 2015 года Лукашенко трижды вспоминал о том, что Калининград должен быть частью Белоруссии. Остальные страны смотрят на него и тоже так хотят — ругать Путина и получать взамен миллиардные дотации.

Вместе с тем белорусы — это очень скромно и тяжело живущий народ. Большая часть из них подрабатывает на чужбине. И при этом Лукашенко ругает Россию за то, что она ему чего-то там недодала.

— У России есть альтернатива Лукашенко на грядущих президентских выборах?

— Этот вопрос относится к закрытой части политики. Но в любом государстве есть вполне адекватные люди, которые будут любить свою страну и выполнять взятые на себя обязательства. Только очень глупые люди могут считать, что среди белорусов нет человека, способного заменить Лукашенко. Кстати, он хочет переписать под себя Конституцию Белоруссии. В частности, там собираются закрепить передачу власти по наследству. России очевидно нужно новое лицо. Понятно, что с Лукашенко никакого продвижения вперед не будет.

— В Белоруссии периодически проходят массовые чистки — среди таможенников, среди главврачей, среди глав предприятий и так далее. Недавно пересажали глав сахарных заводов. Оправдываются ли подобные методы управления?

— Во-первых, в стране нет ни выборов, ни серьезной оппозиции. Например, я первый гражданин России, который был депортирован из Белоруссии в рамках Союзного государства. Там сложился очень жесткий авторитарный режим, в котором есть политические заключенные и просто заложники. Иногда заложниками становятся даже граждане России. Например, в 2013 году в таком статусе оказался глава «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. Секрет в том, что Белоруссия фактически является корпорацией, которой управляет Лукашенко и его семья. Не случайно президент Белоруссии быстро нашел общий язык с Порошенко, который тоже пытался построить нечто подобное. В рамках своего государственного капитализма Лукашенко пытается сделать нечто эффективное, но без российских миллиардов у него ничего не получается. На самом деле любая авторитарная система нужна только в условиях мобилизации, когда идет война и так далее. А в мирное время такая система экономически неоправданна.

— Получается, что режим Лукашенко обречен?

— Конечно, обречен. Именно поэтому он постоянно оскорбляет Россию, требует от нее все больше денег и так далее. Он отчаянно пытается спастись.

— Как его поведение сказывается на ЕАЭС?

— Ничего хорошего ждать не приходится. С последним председателем Евразийской экономической комиссии Тиграном Саркисяном нам повезло. Удивительный оказался человек. Он очень много сделал для евразийской интеграции. Его энергии и собранности можно только позавидовать. Но даже в этих условиях белорусы постоянно интриговали, пытались выбить для себя особые привилегии, объединиться с Казахстаном против России и так далее. Теперь ЕЭК возглавил Михаил Мясникович, который целиком сконцентрируется на выбивании из Москвы всевозможных уступок. Переживаю, что это нанесет ущерб всему процессу евразийской интеграции, его имиджу. Кстати, секретарем ОДКБ тоже стал белорусский генерал с украинскими корнями Станислав Зась, так что и этой организации будет нелегко.

— С Лукашенко или без него Белоруссия может уйти на Запад?

— Есть такая вероятность. Причем это может произойти без всяких майданов. Лукашенко пытается натравить Запад на Москву, а Помпео, наоборот, натравливает Минск на Москву. Встретились два хитреца. Ну вот сейчас Лукашенко прилетит в Россию и будет пугать Путина американской нефтью. Между тем Запад не собирается заступаться за Лукашенко. Там годами наблюдали за тем, как президент Белоруссии обманывал Россию, и полностью этим удовлетворены. На Западе прекрасно понимают, что он недоговороспособен и будет точно так же пытаться обмануть их. В связи с этим Лукашенко мертв для США и Евросоюза, но у того есть фигура, которая успешно прошла кастинг западных партнеров, — это глава МИД республики Владимир Макей. Никто даже не скрывает, что он является как минимум одним из наследников Лукашенко. Если Макей придет к власти, то Минск превратится во второй Киев, хотя и более слабый. России переживать не о чем, потому что она с Украиной справилась, а вот для белорусского народа это будет катастрофа.

Но к этому нужно относиться спокойно. «Накормить» Лукашенко невозможно. По этому пути уже шли с Украиной, но с каждым годом там Россию все больше отождествляли с врагом. Остается надежда на зрелость белорусского политического класса и понимание населением своей перспективы. При этом Лукашенко уже создал белорусский формат украинского синдрома. Это когда небогатой стране годами рассказывают, что ей должна помогать Россия, а потом меняют пластинку на то, что прошли годы, а помощи от нее все нет, поэтому нужно развернуться к Евросоюзу.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.