Не просто займы. МФО нашли новый источник заработка

Не просто займы. МФО нашли новый источник заработка

Пока ЦБ пытается урезать доходность микрокредитования, МФО перестраивают модель бизнеса. Теперь продажи допуслуг приносят им до 20% доходов. Как отразятся перемены на клиентах?

О том, что микрофинансовые организации меняют бизнес-модели в поиске новых источников прибыли, говорили на XVIII Национальной конференции по микрофинансированию и финансовой доступности представители Банка России, саморегулируемой организации «МиР», сами участники рынка.

Одна из главных причин — ужесточение регулирования со стороны Банка России. С 1 июля максимальная ставка по займам «до зарплаты» (pay day loans, PDL-заем) ограничена 1% в день, то есть не более чем 365% годовых. А в случае невыплаты займа МФО вправе взыскать с должника сумму, не превышающую размер микрозайма более чем вдвое. До 2019 года ставки по займам у микрофинансовых организаций достигали 841% годовых. По итогам II квартала 2019 года выручка МФО, предоставляющих PDL-займы, снизилась на 7%. При этом доля задолженности, просроченной на 90 дней и более, в портфеле выросла по итогам II квартала до 27,3%, сравнявшись с пиковым значением 2017 года.

C 1 ноября микрофинансовые организации не вправе кредитовать население под залог жилой недвижимости. «Несмотря на то, что такая мера не была никем обоснована, а случаи злоупотребления, как было доказано, связаны исключительно с нелегальными кредиторами. Но на всякий случай меры предприняли в отношении всех — под одну гребенку», — заявила президент НАУМИР, директор СРО «МиР» Елена Стратьева, подчеркивая, что удар пришелся и по всем добросовестным участникам рынка.

В качестве альтернативы коротким и дорогим займам ЦБ предложил участникам рынка ввести спецпродукт — заем на сумму не более 10 тыс. рублей на срок до 15 дней с максимальной переплатой не более 3 тыс. рублей, без прямой ставки по займу. Однако заменить PDL данный продукт не смог, так и не став популярным ни у заемщиков, ни у самих микрофинансистов.

Еще одна инициатива регулятора вступила в силу для МФО с 1 октября 2019 года — теперь при принятии решения о предоставлении потребительского займа в размере 10 тыс. рублей и более микрофинансовые и микрокредитные компании обязаны рассчитывать значение показателя долговой нагрузки (ПДН) по каждому заемщику для включения в расчет норматива достаточности собственных средств. Если ПДН заемщика превышает 50%, компания несет допнагрузку на капитал в размере 50% от суммы займа, а с 1 января 2020 года — 65%.

Вопрос подсчета ПДН сейчас самый злободневный, признавались в кулуарах конференции представители МФО. «Дело в том, что нет четко прописанных нюансов подсчета ПДН. С 1 октября 2020 года нас также ограничат с точки зрения получения данных о доходах заемщика — просто заявление о доходе перестанет работать, нам нужно будет либо официальное подтверждение доходов, либо для подсчета использовать среднедушевой доход, который делается на всех: пенсионеров, неработающих, матерей в декрете, и он занижен. Надеемся, что до октября 2020 года удастся устранить слепые зоны, иначе расчет ПДН станет фикцией, не отражающей реальную долговую нагрузку», — говорит генеральный директор группы Eqvanta (бренды «Быстроденьги», «Турбозайм» и др.) Андрей Клейменов.
Спрос убивает предложение

Пока ЦБ закручивает гайки, количество МФО послушно сокращается. За десять месяцев 2019 года число зарегистрированных в реестре ЦБ микрофинансовых организаций сократилось на 8%, до 1 843 компаний. Кроме того, как рассказал заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин, с начала 2019 года компании сократили более 2 тыс. точек по выдаче PDL-займов.

При этом число заемщиков МФО, наоборот, выросло почти на четверть. На 30 сентября 2019 года их было около 11 млн человек, что, по словам зампреда ЦБ, «свидетельствует о востребованности микрофинансовых займов». Одновременно с начала 2019 года вырос и портфель микрозаймов, выданных российскими МФО, — более чем на 37 млрд рублей, достигнув 201 млрд рублей.

Трендом 2019 года стало также сокращение объема выдачи займов офлайн на 30% и наращивание онлайн-кредитования на 50%. «Все большее и большее количество компаний переходят на рынок займов онлайн. Для нас это очень важный фактор, который свидетельствует как минимум о двух вещах: идет борьба за сокращение расходов, поддержание маржи, второе — есть технологическая составляющая, которая позволяет это делать», — прокомментировал Чистюхин. Он заявил, что сегодня МФО «это не просто люди на коленках на бумаге что-то выдают», а компании, у которых есть программы на продукты, которые могут позволить себе хотя бы минимальные скоринговые системы.

Еще один тренд, который выделил Центробанк, — МФО все чаще предлагают дополнительные продукты. «В отдельных таких компаниях доля доходов от предоставления дополнительных продуктов превысила 10%, составляет от 10% до 20%. То есть порядка 20% — это доходы за счет дополнительных сервисов», — пояснил зампред ЦБ, добавив, что в ближайшее время эта цифра будет только расти.
Эка система!

Микрофинансовые организации подтверждают, что меняют бизнес-модель, используя модные термины «экосистема» и «финансовый супермаркет». Если ранее МФО специализировались только на выдаче займов и частично на привлечении инвестиций, то сегодня они идут на то, чтобы предложить клиентам целый ряд дополнительных услуг при оформлении займа, которые, по оценкам ЦБ, приносят МФО 10—20% всех доходов компании.

«В нашей компании это разнообразные страховки (выезжающих за рубеж, ОСАГО), налоговый вычет, теледоктор, личный адвокат, исправление кредитной истории, НПФ и даже скидки на подключение к онлайн-кинотеатрам», — рассказали в МФК «МигКредит». В сентябре компания запустила онлайн-сервис, который вместе с выбором предложения о займе формирует клиенту варианты коробочных продуктов. На сегодняшний день в эту «виртуальную коробку» входят телемедицина и юридические услуги. По итогам 2019 года доля комиссионных доходов в МФК должна составить примерно 239 млн рублей, что на 31% выше показателя прошлого года.

Генеральный директор компании MoneyMan Ирина Хорошко отмечает, что на данный момент компания предлагает в качестве допуслуги страховку. Услуга приносит 10% от всех доходов.

По словам Андрея Клейменова, трансформация Eqvanta из МФО в финансовый супермаркет началась еще в 2015 году, когда компания стала сотрудничать по агентской схеме со страховыми компаниями и мобильными операторами, предлагать клиентам страховые продукты, сим-карты. Сегодня ассортимент значительно расширился. «Так или иначе, это остаются околофинансовые продукты: страхование жизни и здоровья, жилья, от потери дохода, полисы ОСАГО. А также сервисные продукты: телемедицина, юридические консультации, помощь на дороге», — перечисляет Клейменов. Новое направление — займы для мигрантов, сопутствующий продукт — ДМС для мигрантов: как обязательное требование для получения патента, так и добровольный вид страхования. До конца года компания также запустит комплексные пакеты: единый пакет на телемедицину и юридические консультации. Доля допуслуг в доходах группы за последние месяцы варьируется от 9% до 11%.
Конкуренты банкам?

Изменение бизнес-модели для всех компаний финансового сектора — это необходимость в современных условиях. «Микрофинансы, если хотят выжить, будут менять бизнес-модель. А чтобы эта бизнес-модель была успешной, нужно сокращать расходы и развивать технологии», — считает председатель совета СРО «МиР», президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев.

Как рассказали в Национальном рейтинговом агентстве (НРА), переход сервисов микрофинансовых организаций в онлайн — в целом позитивная тенденция. Все больше россиян предпочитают пользоваться дистанционными каналами обслуживания, указывает руководитель рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. К тому же, по его мнению, сокращение числа физических точек МФО, особенно в местах большого скопления людей, может снижать количество спонтанных решений о получении микрокредитов.

В то же время, говорит аналитик, онлайн-работа с клиентами МФО требует существенных вложений в инфраструктуру для обеспечения безопасности, прежде всего — персональных данных, а также для предотвращения реализации киберугроз клиентским счетам. «МФО в этом плане могут несколько отставать от банков, так как последние начали активно усиливать соответствующую работу несколько лет назад, тогда как микрофинансовые организации только приступили к активной фазе усиления IT в бизнесе», — комментирует Гришунин.

Эльман Мехтиев, напротив, считает, что IT-системы в отличие от банковских более гибкие, их проще перенастроить оперативно, и в этом плюс для МФО. «Им проще перейти на микромодуль, микросервисные архитектуры, проще выйти в облако и за счет этого быстрее перестраиваться. А в некоторых банках план IT-работ расписан минимум на два года вперед», — поясняет глава НАПКА.

Правда, развитие экосистем МФО могут тормозить, как и прежде, пока не лучшая репутация рынка и рост числа жалоб. Так, в январе — октябре 2019 года число жалоб от потребителей финуслуг МФО выросло почти на 30% (23,4 тыс. жалоб) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Такие данные на конференции по микрофинансированию озвучил руководитель службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России Михаил Мамута.

По оценкам Мехтиева, в течение 2020 года с рынка МФО могут уйти до 30% компаний. «Мы надеемся, что не больше 30% уйдут с рынка из-за того, что не смогут потянуть низкую маржу, регуляторное давление, поменявшиеся условия и прочее. Если взять всю совокупность факторов, то мы надеемся, что не больше 30% в количественном выражении. В объемах это будет существенно меньше», — заявил он.

В ходе игры-дебатов между рынком и регулятором на конференции один из участников в роли Центрального банка пошутил: «Мы вводим регулирование, а вы живы. Вводим снова — а вы живы…» В том, что МФО жили, живы и будут жить, сомнений нет, пожалуй, ни у кого. По прогнозам участников рынка и регулятора, спрос на микрозаймы будет только расти.

Рост ожидается и в сегменте дополнительных сервисов. Как подчеркнул на конференции Владимир Чистюхин, то, что 20% от доходов МФО приходится на допуслуги, «уже не малая цифра». «Я думаю, что в самое ближайшее время она будет расти. Мы очень большое количество времени уделяем вопросам развития разного рода маркетплейсов, экосистем. Становится понятно, что МФО, пусть в меньшем объеме, но включаются в создание локальных экосистем и, соответственно, пытаются предложить гражданам набор финансовых и нефинансовых услуг», — заявил зампред Банка России. Представители МФО официально размер вознаграждения от продажи допсервисов не раскрывают, но неофициально признают, что комиссионное вознаграждение составляет около 20% от стоимости финансовых продуктов, продаваемых по агентским.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.