P2P кредитование: чем обернулась попытка перевернуть банковскую индустрию?

P2P кредитование: чем обернулась попытка перевернуть банковскую индустрию?

Скупят ли банки финтех-стартапы или эти стартапы получат лицензию и сами станут банками? Будущее уже очевидно: традиционная банковская индустрия обновится, чтобы соответствовать требованиям нового поколения, но никуда не исчезнет.

Чтобы рассказать эту историю, нужно вернуться на десять лет назад. За год до начала ипотечного кризиса, в США появились первые онлайн-платформы Prosper и Lending Club, призванные помочь заемщикам и кредиторам проще и быстрее оформлять кредиты. Идея Р2Р-кредитования проста и красива: традиционный банк, который привлекает депозиты под 1% и выдает кредиты под 12%, был заменен онлайн алгоритмом, который выполняет те же функции, что и банк (оценка рисков, диверсификация портфеля, проведение транзакции итд), но без затрат на филиальную сеть, персонал и менеджмент. В результате кредиторы могут получить гораздо более высокую ставку при размещении денег, а заемщики — более дешевые кредиты.

Ипотечный кризис 2007-2008 годов серьезно подтолкнул развитие новой индустрии. Государственные регуляторы, пассивность которых многие считали главной причиной случившегося кризиса, вышли из тени и начали активно регулировать банковскую отрасль. В короткое время было выпущено огромное количество новых законов, правил и рекомендаций. На банки накладывались многомиллиардные штрафы за их нарушения (особенно пострадали Bank of America и JPMorgan Chase). В результате банки «на всякий случай» практически закрыли доступ к кредиту для огромных групп населения и бизнеса. На этой волне P2P лендеры, которым не требовалась банковская лицензия и они не попадали под регулирование, получили огромный приток заемщиков. Ставки по кредитам выросли до небес (40% годовых и выше для малого бизнеса и до 24% и выше для индивидуальных заемщиков), а кредиторы зарабатывали 7-10% годовых уже за вычетом риска. Венчурные инвесторы начали вкладывать в онлайн-лендинг миллиарды долларов. Появились сотни Р2Р стартапов и инфраструктурных проектов вокруг них. На рынок пришли институциональные инвесторы, что дало еще один значительный толчок в развитии индустрии, которая перешла от Р2Р ахритектуры к простому онлайн-лендингу.

В 2015 Lending Club, к тому времени уже выдавший кредитов на $15 млрд, провел IPO, в результате которого привлек почти миллиард долларов при оценке в $8,5 млрд. Тогда же объем общий рынка онлайн-кредитования превысил $50 млрд и, по прогнозам Morgan Stanley, мог вырасти до $300 млрд уже к 2020 году. Казалось, что новая индустрия победила и традиционные банки доживают последние дни.

Проблемы

Но в начале 2016 года стоимость акций Lending Club стала падать при достаточно неплохой отчетности. На рынке ходили слухи о том, что у инвесторов и банков появились сомнения в этой бизнес-модели. Беспокойство вызывало повышение стоимости привлечения клиентов и уровень дефолтов по ранее выданным кредитам. Регуляторы также начали присматриваться к индустрии и ходили слухи про подготовку ужесточающих законов и правил.

В мае случилось неожиданное: совет директоров Lending Club уволил CEO и основателя, крестного отца всей индустрии, Рено Лапланша. После этого объявления акции компании рухнули почти на 50%. По данным New York Times, вследствие внутреннего расследования выяснилось, что Лапланш не сообщал совету директоров о том, что он владеет частью инвестфонда, который покупал кредиты через Lending Club. Позже компания признала, что Лапланш и члены его семьи получали займы, чтобы улучшить показатели по выдаче кредитов. Кроме того, стало известно, что в компании изменяли даты выдачи кредитов так, чтобы отражать в отчете предыдущего квартала хороший рост.

Рынок отреагировал на новости падением акций и другого публичного оператора p2p-кредитования, OnDeck. Рынок лихорадило: с рынка ушли институциональные игроки, потерявшие доверие к этому продукту, компании теряли клиентов, венчурные капиталисты не хотели финансировать новые проекты, маленькие проекты закрывались, крупные несли огромные убытки. Несколько месяцев индустрия онлайн-лендинга находилась на грани смерти.

Параллельно за рынок взялись регуляторы. CFPB (Бюро защиты потребителей) открыли на своем сайте возможность пожаловаться на действие онлайн-кредиторов. Было сделано несколько заявлений о необходимости ужесточения контроля, в частности, был анонсировали запуск специальной банковской лицензии OCC (Контролера денежного обращения) для финтех-стартапов, однако конкретных правил игры озвучено не было.

Кроме того, неожиданно завершился длившийся уже несколько лет суд по делу Madden v. Midland Funding, который напрямую не относился к онлайн-лендингу, но повлиял на всю индустрию. Мисс Мадден взяла кредит под небольшой процент в Нью-Йорке и не смогла его выплатить. Ее долг передали коллекторам в другом штате, которые насчитали ей огромные штрафы за просрочку и она подала в суд. Дело в том, что в Америке приняты так называемые законы против ростовщичества (usury laws), которые ограничивают максимальную ставку кредита и штрафов для каждого штата (в Нью-Йорке это 16 годовых например). В штате, где оперировали коллекторы таких ограничений не было, но клиент настаивала на том, что дело надо рассматривать надо по законам ее штата Нью-Йорк, несмотря на то, что в договоре написан другой порядок выбора юрисдикции и описана возможность передачи долга коллектору.

Суд принял решение в пользу клиента и онлайн-кредиторы, которые до этого пользовались этой лазейкой и кредитовавшие штаты с низкими разрешенными ставками, через специальных посредников, расположенных в штатах с высокой разрешенной ставкой (чаще всего это был штат Юта), перестали выдавать кредиты по высоким ставкам и начали отказывать значительной части заемщиков.

Финтех на службе банков

Все это поставило в тупик индустрию онлайн-кредитования. Зато традиционные банки на этой волне стали пересматривать свои процессы. Гиганты вроде Chase, Bank of America и другие увидели, что услуги p2p-кредитования пользуются спросом и повернулись в сторону рынка. Chase объявил о партнерстве с OnDeck и стал использовать технологическую платорму компании, чтобы выдавать кредиты малому бизнесу.

Goldman Sachs открыл свой банк Marcus, который во многом повторял модель Lending Club. Инкубатор Citibank начал активно набирать стартапы из индустрии, поддерживая те, которые могут быть полезны банку. Многие онлайн-лендоры поняли, что для них партнерство с банками — единственная возможность выжить. Стали появляться компании, состоящие из бывших сотрудников онлайн-лендоров, которые предлагали свой софт банкам для онлайн-лендинга. В марте 2017 прошла очередная и самая большая конференция в области онлайн-кредитованя Lendit, но самих онлайн-кредиторов там уже было крайне мало. Все теперь позиционировали себя как технологических провайдеров для банковской индустрии. Даже основной спонсор и крупнейший игрок, Lending Club, начал выступление с того, что они теперь видят свою стратегию в партнерстве с банками. А Avant вообще заявила, что банки выиграли эту борьбу, и о своей готовности сотрудничать с ними на их условиях. Рынок активно обсуждает вероятность покупки банком JPMorgan Chase компании Ondeck в самое ближайшее время.

Все ждали революции, но ее не случилось. Традиционная банковская индустрия никуда не делась, но все это пошло на пользу банкам.

Банки для миллениалов

Банки стали интересоваться онлайн-лендорами во многом потому, что поняли: им все сложнее привлекать молодых людей, которым важны удобный интерфейс и то, как выглядит продукт. Когда миллениалы начинают работать с компанией, они прежде всего заходят на сайт или скачивают приложение. Если там все сделано плохо, они просто продолжат искать другую компанию. А по прогнозам экспертов, к 2030 году на миллениалов придется 75% рабочих мест в США – это самое большое поколение в истории этой страны.

Банки уже давно начали тратить огромные деньги на развитие в интернете (по слухам, которые я слышал, — digital- бюджет одного TD Banka около $200 млн в год), но получается почему-то ужасно. В плане пользовательского опыта даже многие российские банки далеко впереди американских.

Удивительным образом у финтех-стартапов тоже пока не получается создать полноценный digital-банк для миллениалов. Относительно успешен был только Simple, но он на ранней стадии своего развития был куплен крупным банком BBVA за (на мой взгляд, несерьезные) $117 млн и развивается уже на готовой клиентской базе. А вот его конкуренту MOVEN так и не удалось привлечь сколько-нибудь значительную аудиторию, несмотря на отличный сервис и уникальное мобильное приложение. Недавно MOVEN изменил свою бизнес-модель и вместо банковской деятельности теперь предлагает свое технологическое решение традиционным банкам.

Каким же все-таки должен быть идеальный банк для нового поколения?

Мне кажется, что секрет здесь не только в уникальном пользовательском опыте и удобном мобильном приложении. Да, новый банк должен находиться в «облаке», использовать социальные сети и искусственный интеллект. Это необходимая часть, но далеко не достаточная. Все-таки автоматизация процессов и применение новых технологий должны приводить к уменьшению удельных затрат, а значит – к более привлекательным ставкам по кредитам и депозитам, меньшей стоимости транзакций и новым, инновационным, способам зарабатывания денег на клиентских сервисах.

Некоторым финтех-стартапам уже удалось реализовать такой подход на отдельных направлениях работы: TransferWise сокращает стоимость перевода зарубеж на 90% по сравнению с традиционными банками, VENMO дает возможность бесплатно переводить деньги между любыми банковскими картами, зарабатывая на других сервисах, а RobinHood позволяет покупать и продавать акции с нулевой комиссией. Но сделать полноценный digital-банк, который бы наряду с уникальным пользовательским опытом и интересными ставками по кредитам и депозитам, предоставлял бы все эти услуги, — пока этого ни у кого не получилось.

При этом, на мой взгляд, традиционные банки принципиально не способны на инновации и создать что-то подобное сами они не смогут никогда. Но вот купить несколько стартапов и объединить их под одним брендом – вполне решаемая задача. Стоимость самых удачных финтех-стартапов по-прежнему невелика и колеблется от $500 млн до $5 млрд, а, например, капитализация одного только банка Wells Fargo – $250 млрд. Это значительно больше, чем вся индустрия финтеха в целом.

Сами же финтех0стартапам вырасти в банки, наверное, могут, но это долгий и опасный путь, встав на который, придется потратить миллиарды долларов на привлечение клиентов, разбираться с регуляторами и нанимать многочисленных дорогостоящих специалистов из традиционного банкинга. Получается, что не только финтеху нужны банки в качестве партнеров, но и наоборот – банкам не обойтись без финтех-индустрии.

И не так уж и важно, чем эта ситуация завершится: скупят ли банки финтех стартапы или эти стартапы получат лицензию и сами станут банками, но будущее уже понятно: традиционная банковская индустрия обновится, чтобы соответствовать требованиям нового поколения, но никуда не денется. Так же, как никуда не денется и жесткое государственное регулирование отрасли.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.