Названы риски, связанные с отказом китайских банков принимать платежи в юанях из России

Названы риски, связанные с отказом китайских банков принимать платежи в юанях из России

Дамоклов меч вторичных санкций со стороны Вашингтона продолжает наводить шороху в дружественных Москве юрисдикциях. Так, несколько китайских банков перестали принимать платежи в юанях из РФ, хотя ранее транзакции вполне успешно совершались и в китайских дензнаках, и в рублях. Ситуация крайне неприятная, поскольку затрагивает сердцевину двусторонней торговли, ее ключевой механизм, основанный на взаимных расчетах. Плюс аналогичные проблемы у России возникли с Турцией, ОАЭ, Индией, Арменией.

В число банков, прекративших прием юаневых платежей от российских клиентов, вошли Ping An Bank и Bank of Ningbo, занимающие 13-е и 15-е места в стране по капитализации. А также шесть кредитных структур меньшего калибра — Great Wall West China, Dongguan Rural Commercial, China Guangfa, Kunshan Rural Commercial, Shenzhen Rural Commercial и China Zheshang.

Ранее три из четырех крупнейших банков Китая — Industrial and Commercial Bank of China (ICBC), China Construction Bank (CCB) и Bank of China — перестали проводить операции с подсанкционными финорганизациями в РФ.

Между тем одним только Китаем проблема не ограничивается. На днях, например, второй крупнейший банк ОАЭ Emirates NBD прекратил принимать переводы в рублях, остановил работу своего отдела, ориентированного на РФ, и закрыл счет российских клиентов — компаний и физлиц. В Турции с декабря почти полностью перестали принимать деньги от российских контрагентов. Правда, в феврале расчеты были возобновлены, но по ограниченному перечню товаров — тех, что не находятся в «черном списке» Вашингтона.

Напомним, в соответствие с указом президента США Джо Байдена от 22 декабря иностранные банки могут попасть под вторичные санкции за помощь со сделками подсанкционным организациям в РФ. В перечень товаров, помощь с доставкой которых запрещена, вошли определенные виды станков, полупроводниковые и смазочные материалы, тестовое оборудование для микроэлектроники, оптические системы. Нарушителям грозят либо полные блокирующие санкции, либо ограничения на коррсчета в американских кредитных организациях.

«Конечно, ситуация неприятная, но вполне ожидаемая, — говорит руководитель аналитического департамента Amarkets Артем Деев. — Во-первых, наш бизнес приспособился к бесконечным «красным флажкам» в отношениях с зарубежными партнерами и предусмотрел для себя запасные варианты. Во-вторых, основная масса китайских банков регионального уровня (а их сотни по всей стране) продолжают взаимодействовать с российскими юрлицами в прежнем режиме. В-третьих, поскольку взаиморасчеты в юанях не видны западным регуляторам, банки КНР, хоть и с осторожностью, но работают с российскими предприятиями».

Наконец, рассуждает Деев, всегда остается возможность проводить расчеты через криптовалюту либо использовать как прокладку другие дружественные юрисдикции: Узбекистан, Киргизию и даже Армению, чьи банки с 30 марта прекратят обслуживание карт «Мир» из-за риска вторичных санкций.

«Проблемы в торговых взаимоотношениях России с дружественными странами многоплановые, — отмечает директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев. — Если мы говорим о Турции или Армении, то им абсолютно невыгодно самим понижать планку сотрудничества с РФ, создавая препоны для собственных граждан и экономического роста. Скажем, ВВП Армении увеличился на 12% в 2022 году и на 9% — в 2023-м во многом за счет усилий российских релокантов, обладателей высококвалифицированных профессий. Иное дело — Китай. Москва крайне заинтересована в сохранении нынешнего уровня торговли с Пекином, а вот тот отдает явный приоритет торговле с Америкой и Евросоюзом. Висящая над китайскими банками угроза вторичных американских санкций достаточно болезненно отражается именно на нас».

Основной риск здесь — это падение двустороннего товарооборота, объемов как российского сырьевого экспорта, так и технологического импорта из КНР. В основе внешней торговли лежат взаимные расчеты, если они не будут осуществляться, торговать бессмысленно. Скорее всего, резюмирует Ведев, решение будет найдено в политической плоскости, возможно, в ходе визита Владимира Путина в Пекин во второй половине мая.

«Мотивы банковского сообщества Китая понятны: крупнейшие финорганизации страны имеют активы в США и не хотят потерять тамошний рынок. Это бизнес, — говорит директор по коммуникациям BitRiver, экономист Андрей Лобода. — На их месте российские банки, даже государственные, наверняка поступили бы так же. Выход из ситуации, тем не менее, при современных технологиях возможен. Надо либо создавать совместную российско-китайскую платежную систему, зарегистрированную в КНР, либо ускорить процесс создания общей расчетной валюты БРИКС, причем на блокчейне».

Иллюстрация к статье: Яндекс.Картинки
Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.