Раскрыты способы помочь золотовалютным резервам России

Раскрыты способы помочь золотовалютным резервам России

«Какой ты атаман, ежели у тебя нету золотого запаса?» — эти слова персонажа из фильма «Свадьба в Малиновке» вполне можно применить и к государствам. Любое государство, если хочет, чтобы его экономика была сильной и способной противостоять внешним вызовам, имеет сбережения на будущее. Если лет сто назад к таким сбережениям относился только упомянутый золотой запас, то есть резервы государства в монетарном золоте, то в XXI веке страны, точнее, их центральные банки, хранили сбережения (резервы) не только в одном золоте, но в высоконадежных иностранных валютах и специальных правах заимствования (SDR), выпускаемых Международным валютным фондом.У нашей страны та часть золотовалютных резервов, которая вложена в золото, хранится в самом Банке России. Однако некоторые другие страны доверили свое золото Федеральной резервной системе США или центральным банкам государств «Большой семерки», а некоторые даже — коммерческим банкам из стран G7. Так, у Германии 1536 тонн золотого запаса на сумму, превышающую 60 млрд евро, хранится в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, входящем в структуру ФРС, при этом еще 450 тонн золота Германии находится на хранении в Банке Англии и свыше 370 тонн — в Банке Франции. А, к примеру, почти весь золотой запас Нидерландов, составляющий более 600 тонн золота, еще в начале 2000-х был распределен по центральным банкам, а также крупнейшим коммерческим банкам США, Великобритании и Канады. Причина была не только в доверчивости или политической зависимости правительств указанных стран, но еще и в рационализме, который впоследствии себя не оправдал: правительства надеялись, что в случае крупного экономического кризиса золото можно будет очень легко продать и обратить в высоконадежные валюты тех стран, где оно хранилось.

Но в XXI веке что-то пошло не так. В 2013 году, после скандала с прослушиванием американскими спецслужбами телефонов канцлера ФРГ Ангелы Меркель, власти Германии попыталась потребовать у США свой золотой запас обратно, но безрезультатно. Меркель смогла договориться о возврате золотого запаса в Германию только с европейскими банками, да и то лишь потому, что другие европейские страны испугались портить отношения с крупнейшей экономикой ЕС. А США из истребованных Германией 670 тонн золота в 2013 году вернули всего пять, пообещав, что ежегодно будут возвращать Германии ее золотой запас небольшими порциями. Но уже к 2015 году Меркель, а вместе с ней и Бундесбанк отказались от идеи возврата золота из США: конфликт с прослушкой был исчерпан, а надежность ФРС у немецких властей сомнения не вызывала. Нидерланды же в первом десятилетии XXI века начали постепенно вырываться из коммерческих «объятий» США и их сателлитов и в 2014 году вернули часть своего золотого запаса домой, объясняя такое решение намерением «сбалансировать» географическую структуру хранения своих ЗВР. Хотя полностью это сделать им не удалось, но им повезло больше, чем Германии.

Некоторые страны хранят за границей не золотовалютные резервы центральных банков, а иные «кубышки» — аналоги российского Фонда национального благосостояния. Но не всегда такая тактика является благом для страны. Так, Казахстан с начала XXI века хранил часть средств своего Национального фонда в размере около $22 млрд в одном из крупных американских коммерческих банков, поскольку по этому вкладу банк выплачивал хорошие проценты. Однако в конце 2013 года американский суд по иску олигарха из Молдовы, у которого в 2008 году в Казахстане были конфискованы активы, арестовал счета казахстанского Национального фонда в американском банке. Добиться снятия ареста со средств Нацфонда удалось только в 2017 году, после визита первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева лично к президенту США Дональду Трампу.

Во втором десятилетии XXI века США превратили отдельные случаи удерживания у себя золотовалютных резервов фактически в систему карательных мер, даже не скрывая, что они используются для свержения неугодных им правительств. В 2011 году в США была заблокирована часть золотовалютных резервов Сирии, что стало беспрецедентным давлением на президента Башара Асада, которого США любой ценой пытались заставить уйти в отставку. Еще раньше были заморожены хранящиеся в Америке золотовалютные резервы Ливии, причем это произошло как раз перед свержением ливийского лидера Муаммара Каддафи и последующим вторжением НАТО в эту страну, спровоцировавшим гражданскую войну. А в 2019 году Вашингтон заблокировал $30 млрд золотовалютных резервов Венесуэлы, пытаясь добиться отставки президента страны Николаса Мадуро и посадить на этот пост своего ставленника, оппозиционера Гуайдо. О последнем после провала попытки госпереворота в Венесуэле коллективный Запад довольно быстро забыл, но блокировка ЗВР Венесуэлы сохраняется до сих пор. Сравнительно недавно, в 2021 году, США заблокировали и около $7 млрд (почти 80%) золотовалютных резервов Афганистана после собственного поражения и позорного бегства из этой страны.

И вот — самый свежий прецедент — блокировка международных резервов России из-за санкций, введенных по причине военной спецоперации на Украине. Однако спецификой этих санкций является то, что, во-первых, в мировой истории еще ни разу не было случая, чтобы великая держава, член Совета Безопасности ООН, блокировала золотовалютные резервы другой великой державы, также члена Совета Безопасности ООН. А во-вторых, к блокировке присоединились другие страны коллективного Запада, то есть Евросоюз и не входящие в него Швейцария и Великобритания, в центральных банках которых Россия хранила свои золотовалютные резервы. Ведь в долларах США (а значит, в американской ФРС) у России хранилось всего 6% золотовалютных резервов, поэтому США надавили на союзников, потребовав (или уговорив) их присоединиться к блокировке российских ЗВР. Хорошо еще, что руководство нашего Центробанка не оказалось слишком наивным и не хранило золотой запас страны за границей. При этом часть резервов России была вложена в китайские юани и японские иены, что спасло эти вложения от блокировки. Так что половину наших международных резервов (свыше $300 млрд) все-таки удалось уберечь от блокировки.

Приведенные выше примеры показывают, что заблокированные золотовалютные резервы будет вернуть в лучшем случае очень непросто, а в худшем — невозможно. Тем не менее есть способы минимизировать ущерб от уже состоявшейся блокировки ЗВР. На мой взгляд, есть три наиболее вероятных варианта сокращения этих потерь.

Во-первых, ничего не делать и просто ждать. Да, «никого ни о чем не просить», выражаясь словами Михаила Булгакова, и ждать, когда они сами примут решение о полной или частичной разблокировке наших замороженных резервов. Отчасти это уже происходит. Да и за время действия новых антироссийских санкций США уже неоднократно делали из них исключения, которые соответствовали их национальным интересам. А у Евросоюза, сильно зависимого от российских энергоресурсов и другого сырья, тем более есть интерес к скорейшему прекращению конфронтации. Поэтому существует достаточно высокая вероятность, что либо эта блокировка не продлится долго, либо из этих ограничений будет делаться все больше и больше исключений, пока санкции сами собой не окажутся нивелированными.

Во-вторых, отказываться от доллара и других валют стран Запада. Предложение президента Владимира Путина об оплате недружественными России странами поставок газа в рублях, новые договоренности с другими странами БРИКС о расчетах между собой только в национальных валютах, постепенное вытеснение доллара с евразийского пространства — эти меры как раз про страхование от возможных потерь золотовалютных резервов, а также валютной выручки экспортеров из-за санкций. Чем больше Россия снизит зависимость от валют недружественных стран, тем меньше будет потребностей вкладывать наши ЗВР в валюты таких стран. Можно уже сегодня принимать меры по замене в структуре ЗВР валют недружественных стран на валюты дружественных стран (например, на китайские юани или индийские рупии).

В-третьих, перевести большую часть ЗВР в золото. По данным ЦБ РФ, на конец первого полугодия 2021 года (наиболее свежие данные) в монетарном золоте хранилось примерно 21% российских ЗВР ($129 млрд). Это не так уж много по сравнению с почти половиной украденных резервов, но и не слишком мало. И в этом случае российский рубль, особенно учитывая, что его значение в международных расчетах очень повысится, может стать единственной в мире валютой, обеспеченной золотым запасом, как некогда доллар во времена Бреттон-Вудской системы. Поэтому если резервы российского Центробанка будут храниться преимущественно в золоте, доверие среди дружественных стран к российскому рублю будет только расти, а сам рубль сможет укрепиться как минимум до своей «справедливой стоимости» в 60 рублей за доллар.

Так что санкции, каких бы проблем для российской экономики в краткосрочном периоде они ни создавали, в итоге окажутся на пользу рублю и экономике в целом. Более того, эта ситуация в конечном счете может пойти на пользу и всей мировой экономике, так как значение доллара в мире будет снижаться, в то время как роль валют тех стран, которые вовремя перевели свои ЗВР в золото, будет только расти

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.