ВС рассмотрит вопрос привлечения к ответственности руководства обанкротившегося банка

ВС рассмотрит вопрос привлечения к ответственности руководства обанкротившегося банка

Претензии, которые поддержали нижестоящие суды, звучат обычно: заключение убыточных договоров и выдача невозвратных кредитов, однако топ-менеджеры добились передачи спора в экономколлегию, настаивая, что обвинения не конкретизированы, а часть сделок совершали не они.

В рамках дела о банкротстве банка «Балтика» ВС прояснит, за какие действия можно привлечь контролирующих должника лиц (КДЛ) к субсидиарной ответственности. В феврале 2016 года банк признали банкротом, и его конкурсный управляющий — Агентство по страхованию вкладов (АСВ) — обратился с иском о «субсидиарке» на 11 млрд рублей к бывшему руководству. Арбитражный суд Москвы в июне 2020 года привлек к ответственности члена правления Веру Тышлангову и фактического бенефициара банка Василия Косолапова. Апелляция и кассация добавили в список главу банка Оксану Черняк, члена совета директоров Галину Роговец и члена правления Олега Клепикова. Претензии к последним двум топ-менеджерам и стали предметом рассмотрения ВС.

Нижестоящие суды пришли к выводу, что Роговец и Клепиков в 2012–2015 годах совершили ряд убыточных для банка сделок и сформировали в активах «безнадежные» долги. В частности, по доверенностям от главы банка ответчики выдали «техническим компаниям, не ведущим реальной хозяйственной деятельности», около 3 млрд рублей «без ликвидного обеспечения». Кроме того, Олег Клепиков продал ЮК «Оптимус» права требования «Балтики» к физическим и юридическим лицам на 190 млн рублей в обмен на собственные векселя банка, которые впоследствии Вера Тышлангова внесла в счет оплаты 49,07% в ООО «Волга-Дон-Инвест», которая также не вела деятельности. Передача векселей нанесла банку «значительный материальный ущерб», решили суды. В сентябре — ноябре 2015 года КДЛ от имени банка купили неликвидные акции разных эмитентов.

В своих жалобах в ВС Галина Роговец и Олег Клепиков утверждают, что из судебных актов невозможно установить, по каким эпизодам каждое из КДЛ привлечено к ответственности. По словам Роговец, она не участвовала в выдаче упомянутых кредитов. Клепиков уверяет, что за все время работы одобрил лишь два кредита, часть долга по которым возвращена, а векселя вносились в «Волга-Дон-Инвест» уже после его увольнения.

Юристы отмечают, что зачастую суды занимают жесткую позицию по отношению к КДЛ, особенно в банкротстве банков, априори считая их виновными в доведении до банкротства. По мнению юриста практики разрешения споров BGP Litigation Виктории Богачевой, позиция ВС по делу «Балтики» поможет «пресечь тенденцию привлекать к субсидиарной ответственности на основании лишь одного статуса КДЛ и занимаемой в банке должности, без анализа фактических обстоятельств».

«В делах о банкротстве банков субсидиарным ответчикам часто вменяется формирование «технической» ссудной задолженности, однако единые критерии оценки возвратности кредитов и благонадежности заемщиков практикой не выработаны», — пояснила юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова. Как правило, для этого изучается совокупность фактов: наличие связей заемщика с руководством банка, имущества, деловой активности помимо получения кредита, добавил советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк.

Банки: Балтика в «Книге Памяти»

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.